sophya_sib

Обнажаю суть вещей

Previous Entry Share Next Entry
Молодежь не может висеть между небом и землей...
sophya_sib

    Как-то с болью сжимается сердце, когда видишь молодежь потерявшую человеческие ориентиры. Данный «молодой человек" уже живет со "смертью на холке" и таких не мало...
              На протяжении почти четверти века она является одной из самых незащищенных групп, любые реформы, приводящиеся в той или иной сфере общественной жизни, затрагивают и молодых людей. В тоже время, хоть это и мало защищенная группа, во все времена она играла огромную роль в жизни страны.
                  Молодежь не может висеть между небом и землей. Она либо восходит к свершениям, к высоким смыслам, своей мечте, либо падает в низменные удовольствия и погибает. Мое глубокое убеждение, что именно у молодежи высокое чувство самосохранения и в ее руках великое будущее нашего государства...


Мне очень близка по духу позиция  политолога С.Кургиняна   http://www.russia.ru/video/diskurs_7366/

Молодёжь против поражений
Молодежь не может не рваться туда, где победа. Все, что произошло с распадом СССР и с крахом 80-90-х годов, было поражением. И это сформировало определенные депрессивные пораженческие комплексы в сознании молодежи. Преодолеть его может либо реваншизм, либо космополитизм. Главный вопрос заключается в том, чтобы превратить Россию с территории поражения во что-то другое. Никто сейчас твердо не знает как это сделать.

У великого, может быть, у одного из величайших психоаналитиков мира Эриха Фромма, который очень творчески осмысливал идеи Фрейда, и, с моей точки зрения, выше, чем Фрейд, есть такая книга "Escape from Freedom" ("Бегство от свободы"). Вот сейчас – бегство от поражения. Это бегство происходит либо в мир, либо в реванш. Медведев прекрасно понимает, что ни одно, ни другое – для него не выход.

Главный вопрос заключается в том, чтобы превратить Россию из территории поражения во что-то другое. Никто сейчас твердо не знает, как это сделать. Власть боится "перебрать" в эту сторону, поставив акцент на советскости, на возвращении к какому-то большому проекту. А молодежь не может и не хочет жить маленькими проектами.

Понимаете, это так же, как распался Советский Союз. Ну что это такое? Все вместе строили коммунизм, а потом сказали: "Мы будем входить в мировое сообщество". Или в цивилизованное сообщество, как говорил Горбачев. Но все народы сказали: "Но, елки с дымом, если задача в том, чтобы входить в это цивилизованное сообщество, то у нас есть, как в него входить". Это борются сообща, а продаются порознь. Мало ли, у кого что там есть? У армян есть одни возможности, где-нибудь в Сан-Франциско, у азербайджанцев другие, в Стамбуле, у бурятов третьи, у казахов четвертые. Зачем им вместе идти? Если речь только о том, чтобы войти в мировое сообщество. С мылом, без мыла, неважно, но как-то.

Вот то же самое молодежь. Она говорит: "Ну, знаете, если западничество, тогда уж напрямую. Прямо в Google. А если здесь, то, скажите, почему это не территория поражения? Предъявите образ победы, великой мечты". Русские никогда не смогут существовать без высоких смыслов. Это неправда, что они сейчас запали на джинсы, на тачки, на все прочее. Русские пародируют, вот это очень видно. Они стебутся над этим. Есть даже утрировка этого – все эти Мазератти, Ламборджини, все остальное – это тоже явный стёб.

Русские либо захотят жить, но они захотят жить с великим смыслом, либо они начнут умирать, как нация, как общность. Тогда они будут разбегаться по миру, диаспоризироваться. Это касается и молодежи. Дайте смысл! Не подменяйте смысл брендами! Скажите слово, адресуйте его к молодежи, зажгите глаза. Говорите о большом и крупном. Не пытайтесь подлаживаться под молодежный цинизм. Этот цинизм – маска. Говоришь с человеком, он прямо, так сказать, напяливает на себя эту маску: "Да мне все в натуре, [по фигу], мне что туда, что сюда.". Начинаешь о чем-то высоком говорить – глаза зажигаются, весь цинизм кончается.

Я знаю другую молодежь. Я знаю страшно левую молодежь. А знаю молодежь русско-националистическую. Одни бегут в реванш, хоть и понимают его по-разному. Другие – бегут на Запад. И те, и другие бегут с территории поражения. Смердит, понимаете? Пахнет поражением. Если пожилой человек может с этим смириться, ну, в конце концов, сжать зубы, перетерпеть, то молодой человек – не может. Он сходит от этого с ума. Он хочет победы! Это почти биологический инстинкт.

Он сейчас должен утверждаться, он должен войти в жизнь. Как он может в пораженческом дискурсе в нее войти? Он не хочет, и не понимает – зачем? Если все равно надо входить в западную цивилизацию, то почему нужно входить в нее с Авеном? Можно входить в нее с Google. Если русская компания – это Абрамович, то пусть лучше будет, я не знаю что... Локхид. А если вы хотите действительно русского, то дайте этому смысл, наполните, создайте мечту. Создайте что-нибудь по настоящему антагонистическое. Не в смысле: "Плевали мы на вас, мы огородимся, и будем здесь жить с мухами", а мировую мечту. Великое русское слово! "Но мы сохраним тебя, русская речь, великое русское слово!"

Не дайте ему сузиться, и тогда молодежь побежит в эту сторону. Пойдет туда. И проявит все то же самопожертвование и аскетизм, и мобилизацию, и энергию, и все, что хотите. Только не надо бояться, что когда она начнет это проявлять, она сметет Кремль. Не надо бояться энергии! Политика – это управление общественными энергиями. Если бояться энергии и делать ставки на то, что безэнергийно, то, рано или поздно, во-первых, все сгниет, а во-вторых, энергия окажется в чужих, враждебных руках. И она окажется в них, если она не окажется в нужных!

А сейчас такая энергофобия. Всего по чуть-чуть. А так нельзя, так не проходит! Или как говорит сейчас молодежь (или уже не говорит): "Так не канает!" Так не выйдет! У Галича была такая песня: "Нет, любезный, так не выйдет, так не будет, дорогой". И мы это очень хорошо понимаем.

У нас подрастает очень жесткая молодежь. Очень жесткая новая преступность, которая рано или поздно начнет сметать наших нынешних, так сказать, пред-при-ни-ма-телей. Тех, кто с золотыми цепями, с наколками и всем прочим. Это очень жесткая молодежь. Растут волчата без правил. Они уже давно понимают, что они своих "отцов" будут кушать. В буквальном и в переносном смысле. В буквальном – тоже. "Эти могут!". Это первое.

Во-вторых, растет очень жесткая левая молодежь. Растет фашистская молодежь. Ну, как всегда, растет и такая травоядная молодежь, но она обычно в политическом процессе не в счет.

И есть надежда, по отношению к какой-то части молодежи, что она свяжет с данным государством некий образ своей мечты. Эти надежды нельзя убить. Потому что если их убить – это, значит, кинуть молодежь в несколько котлов. А когда она из них выйдет, то мало никому не покажется.


?

Log in

No account? Create an account