sophya_sib

Обнажаю суть вещей

Previous Entry Share Next Entry
Надо честно объявить и реальные угрозы, и тенденции, и помнить тезис Сталина «иначе нас сомнут"
sophya_sib
                                                                                                                                             
4 февраля 1931 года И.В.Сталин сказал историческое: Мы отстали от передовых стран на 50-100 лет. Мы должны пробежать это расстояние в 10 лет. "Либо мы это сделаем, либо нас сомнут».

И дал таким образом старт индустриализации, которая позволила выстоять против объединённой силы Европы в Великой Отечественной войне.
О том, насколько мы отстали от передовых стран, можно спорить. В некоторых отраслях мы превосходим (спасибо товарищу Сталину), в других отстаем не менее безнадежно, чем раньше.

О том, что тысячелетний конфликт никуда не делся, что миропорядок трещит и обнажились старые противоречия. Против нашей страны вновь восстал Запад, но у Сталина было преимущество, ему было с кем решать задачи, вставшие перед страной.  Вся наиболее зараженная элита на тот момент скрывалась в эмиграции, да и те, кто остался были перетасованы еще не единожды.


Ситуация сегодня в стране такова, что сегодняшняя элита разжигает огонь будущих революций, будят русского медведя себе же на погибель. Без мобилизационной модели экономики не будет индустриализации. Необходима мобилизация: и трудовая, и нравственная,  и политическая! Но в первую очередь мобилизация самой элиты, потому что иначе   народ не поверит в любые планы  и призывы, при революции снизу разрушит  страну, а этого допустить нельзя.

Советую внимательно прочесть статью  Ю.Бялого в газете "Суть времени" и не только знать
вызовы сегодняшнего времени, но мобилизоваться ради спасения нашей страны.

Газета является печатным органом Движения "Суть времени"

http://gazeta.eot.su/user

Российская экономика: что дальше?






Главное, что нужно сделать, чтобы хотя бы стронуть с места процесс осознания необходимости таких комплексных государственных и общественных трансформаций, — это быстро ликвидировать в стране тот климат всеобщей расслабухи, коррупции, воровства и массового социального безразличия, в котором мы живем уже не первый десяток лет. Всё это нужно, потому что Отечество в опасности
Доклад на клубе «Содержательное единство» 28 мая 2015 г.


Сейчас уже проведены исследования, ясно показавшие, что новая волна кризиса в российской экономике началась не вчера и не в связи с обрушением цен на нефть и введением против нас финансовых и технологических санкций.

Симптомы этой новой кризисной волны отмечаются давно.

Во-первых, из нашей страны много лет и самыми разными способами «сбегают» за рубеж капиталы (рис. 1). За два с лишним десятилетия только в предкризисные 2006–2007 гг. в Россию был чис­тый приток капитала, все остальные годы — отток. Причем в прошлом 2014 г. чистый отток капитала оказался рекордным и составил $151,5 млрд. Всего за эти годы из страны — только по официальным данным ЦБ — утекло около $600 млрд. Это — не считая неучтенного оттока, который в балансе ЦБ, как правило, относится к статье «пропуски и ошибки».

А куда прежде всего уходил капитал из России?

Это в основном оффшорные «безналоговые» юрисдикции вроде Британских Виргинских островов, Бермуд, Кипра, а также ключевые страны Европы и Турция. Причем — об этом аналитиками уже написаны горы бумаги — значительная часть этих российских капиталов затем возвращается к нам в страну под видом прямых зарубежных инвестиций или портфельных инвестиций, то есть вложений в акции и облигации российских компаний. В частности, много лет крупнейшим иностранным инвестором России является Кипр.

Конечно, такое бегство капиталов — это в первую очередь механизм, который компании используют для ухода от российского налогообложения. Но и не только.

Характер экономической политики и приватизации советского «экономического наследства» в нашей «Новой России» был таков, что подавляющее большинство граждан было попросту ограблено. И в части семейных сбережений, которые полностью обесценились девальвациями рубля. И в части обещаний собственности за приватизационные ваучеры, которые в основном бесследно исчезли в приватизационных фондах с красивыми названиями. И в дальнейшем на так называемых залоговых аукционах, на которых избранные «инвесторы» получили право собственности на крупнейшие и наиболее прибыльные активы бывшей советской экономики, созданные трудом нескольких поколений. Соответственно, население воспринимает почти всю — особенно крупную — собственность в стране как нелегитимную. И большинство предпринимателей это чувствуют и не воспринимают свою собственность как вполне законную и надежно защищенную.

Вот этот почти всеобщий консенсус «нелегитимности собственности» в России — вторая и важнейшая причина того, что очень большая часть бизнеса пытается регистрировать свои компании и держать свой капитал за рубежом.

Сейчас российская власть (отмечу — вместе с нашими зарубежными противниками) пытается вернуть часть «бежавших» капиталов в страну.

За рубежом, во-первых, нарастает так называемая «антиоффшорная» кампания, требующая ликвидации большинства мировых «налоговых гаваней» и, главное, рассматривающая вывод капиталов в оффшоры без декларирования на родине как грубое нарушение налогового законодательства.

Во-вторых, за рубежом, начиная с Великобритании, резко ужесточаются требования банков к российским гражданам при любых операциях с капиталами. Нередко у них даже при оплате небольшой суммы за обучение ребенка или отопление дома начинают требовать документы, подтверждающие законное происхождение денег на их собственных банковских счетах. То же самое начинается и в других странах Европы. То есть там у российских собственников возникают всё более серьезные проблемы.

А в России, помимо давно начатой «антиоффшорной кампании», Госдума только что приняла в третьем чтении законопроект «О добровольном декларировании физическими лицами имущества и счетов (вкладов) в банках», который нередко называют «законом об амнистии выведенных капиталов». Предполагается, что после утверждения Советом Федерации закон в июне будет подписан Президентом Путиным. Суть закона в том, что владельцы собственности за рубежом, зарегистрированной до 1 января 2015 года, могут избежать ответственности за некоторые правонарушения, если официально зарегистрируют эту собственность в России или переведут ее в Россию. Владельцы такой собственности получат в отношении этой собственности «одноразовое» освобождение от налогообложения и уголовного преследования даже в том случае, если они при выводе этой собственности за рубеж нарушили некоторые (указанные в перечне) российские налоговые, таможенные и валютные законы.

Перечень «временно декриминализуемых» российских законодательных норм согласован с Международной группой по противодействию отмыванию денег (FATF) — не подлежат освобождению от ответственности лица, причастные к коррупции, легализации преступных доходов, финансированию терроризма и множеству других преступлений.

Наша власть надеется, что многие из тех, кто сейчас имеет неприятности со своей собственностью за рубежом, окажутся готовы к ее переводу в Россию. Мне, признаться, пока кажется, что таких при нынешнем состоянии элиты и общества в России будет не большинство. Почему — скажу ниже.

Далее, также вовсе не в ходе развертывания нефтяного шока и санкций против России, а гораздо раньше, у нас начались проблемы с темпами роста ВВП (рис. 2).

Начали падать эти темпы, как мы видим, уже в 2011 г. и в 2013 г. оказались, скажем так, весьма скромными. А с конца 2014 г. у нас отмечается уже не рост, а устойчивое падение ВВП. Причем оно ускоряется: в апреле 2015 г. темпы падения ВВП превысили 2,5 %. Такая тенденция в пересчете на год может дать падение ВВП в 10–12 %. Связано это, конечно же, с ухудшением ситуации в ключевых секторах российской экономики.

Так, например, еще в середине 2013 г. — до проблем с ценой нефти и санкциями — начал неуклонно снижаться валютный объем экспорта (рис. 3). Далее на это наложились «нефтяной шок» и санкции, и в результате началось ухудшение нашего внешнеторгового баланса. Нам приходится экспортировать нефть и газ по сниженной цене, других крупных экспортных товарных потоков почти нет. И, несмотря на одновременное снижение импорта, внешнеторговый баланс слабеет.

По последним данным Федеральной таможенной службы, в январе–марте экспорт сократился на 26,5 %, импорт — на 38 %. Внешнеторговый оборот за квартал сократился до $132,9 млрд — на 31 % по сравнению с первым кварталом прошлого года, а положительное сальдо внешней торговли снизилось на 12,2 %, до $48,3 млрд.

Но, опять-таки, началось это не сегодня. Наша экономика все постсоветские годы страдает глубоким «сырьевым перекосом». Сырьевые товары, прежде всего — энергоносители, составляют львиную долю экспорта, а нефтегазовый экспорт обеспечивает более половины доходов нашего бюджета. По большинству других отраслей экономики у нас глубокая — и растущая! — разбалансированность внешней торговли. И, соответственно, растущая доля импорта (рис. 4). По ключевым отраслям несырьевого производства у России самая глубокая разбалансированность внешней торговли в сравнении с наиболее развитыми и, подчеркну, развивающимися странами мира, включая наших партнеров по БРИКС. То есть по всем этим отраслям Россия — устойчивый аутсайдер.

Почему так происходит?

Прежде всего потому, что у нас давно налицо очень низкий уровень инвестиций в основной капитал — то, что называется средствами производства. Это, прежде всего, разнообразные машины, станки, другое производственное оборудование (рис. 5). В соотношении с ВВП эти инвестиции фактически падают с конца 2012 г. Сейчас они стали падать еще быстрее. По последним данным Росстата, за январь–апрель 2015 года эти инвестиции упали на 3,7 % по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

А потому, соответственно, падает и предложение инвестиционных товаров, то есть прежде всего машин и оборудования, на нашем внутреннем рынке (рис. 6).

Подчеркну, что даже ранее, когда у нас были большие валютные резервы и не было ожиданий новой волны кризиса, инвестиционная активность уже снижалась и объемы производства машин и оборудования в стране сокращались (рис. 7). Сокращение этого производства опять-таки началось еще в 2012 г. Сначала оно было малозаметно для экономики, поскольку предприятия активно закупали машины и оборудование за рубежом. Хотя этот импорт также снижался, но закупали много (рис. 8). Однако в 2014 г., когда против России ввели санкции, импорт оборудования, как мы видим на графике, начал падать очень быстро. А с начала нынешнего года — буквально обрушился.

Как результат, в последние месяцы ситуация с объемами производства в большинстве отраслей нашей экономики просто плачевная (рис. 9). Считанные отрасли держатся на плаву или даже повышают выпуск продукции. Большинство же ключевых отраслей, включая металлургию, производство стройматериалов, производство машин, оборудования и транспортных средств, находится в более или менее глубоком «обвале».

По последним данным Росстата, в январе–апреле промышленное производство в России снизилось на 1,5 %, причем в апреле его падение резко ускорилось — до 4,5 % в годовом выражении.

Сейчас мы нередко слышим от околовластных экономистов заявления о том, что падение инвестиций в основные фонды и объемов производства их очень тревожит. И что нужно быстро разобраться с основными проблемами финансового кризиса, а дальше срочно заниматься импортозамещением и подъемом производства. Но что значит «разобраться с основными проблемами финансового кризиса», где здесь главные угрозы и риски?

Во-первых, это проблема внешнего долга. И как раз с ней, судя по последним данным, и государство, и корпорации, и банки довольно успешно справляются.

Внешний долг к началу нынешней волны кризиса и санкций был накоплен огромный — на 1 января 2014 г. он составлял $653 млрд. Причем этот долг почти полностью — около $600 млрд — был накоплен не государством, а банками и корпорациями.

На начало мая 2015 г. этот долг сократился, по данным Центробанка, до $374 млрд, то есть почти на $280 млрд! Причем государство свой долг практически не выплачивало. И хотя до конца нынешнего года нашим корпорациям и банкам придется — подходят сроки возврата кредитов — выплатить еще около $80 млрд, и в будущие годы также остаются немалые выплаты, тем не менее, этот объем долга уже для страны не так критичен.

Это важно по той причине, что резко снизились риски отъема зарубежными кредиторами за долги крупнейших российских активов, о чем мы говорили еще год назад. Также это важно по той причине, что любые будущие возможные кредиторы России, в том числе китайские, индийские, арабские и прочие, при решении о выдаче кредитов смотрят на то, как страна и конкретные корпорации расплачивались по прежним кредитам (это называется кредитная история) и чем могут быть гарантированы будущие кредиты.

Одна из главных гарантий по возможным будущим кредитам — не только хорошая кредитная история, но и объем международных валютных резервов страны. Мы их с начала «украинского взрыва» истратили очень много и тратить продолжаем (рис. 10).

На начало 2014 г. у нас было около $520 млрд резервов, а на середину мая 2015 г. осталось чуть более $350 млрд. Но важно то, что с марта они фактически перестали падать, а с середины мая даже начали чуть расти. Начали расти по той причине, что ЦБ 13 мая принял решение ежедневно выкупать валюту на $100–200 млн для пополнения резервов. И мы видим, что это обещание ЦБ — пока — выполняет по максимуму, то есть выкупает в резервы примерно $1 млрд в неделю.

Многие экономисты, следует заметить, считают, что это излишне. Что резервы достаточные, и что ЦБ следует тратить деньги на другие неотложные нужды экономики. Но ведь при этом ЦБ одновременно резервы и тратит, и наверняка будет тратить далее, поскольку кризис продолжается. Так что это — отдельный непростой вопрос, на котором я сейчас останавливаться не буду.

Продолжение следует


  • 1
проблема в ом что Сталин понимал какие вызовы стоят перед страной, а наша современная элита даже близко этого не понимает

Согласна с Вами! Элита которая не служит народу, государству и довела страну до сегодняшнего состояния...

  • 1
?

Log in

No account? Create an account