sophya_sib

Обнажаю суть вещей

Previous Entry Share Next Entry
Бумажная гладкость и немецкая логичность реформаторов завели страну в очередной социальный тупик
sophya_sib
Продолжение

Местное самоуправление или муниципальная власть.
Прокрустово ложе муниципальных законов
Авторы: С.Г. Кордонский , Ю.М Плюснин

В крупных городских округах и городских поселениях, особенно в тех, где присутствуют так называемые внешние инвесторы (их называют обычно «москвичами») ситуация гораздо сложнее и многоаспектнее, нежели в малых городах, небольших по численности районах и, тем более, в сельских поселениях. Наши исследования показывают, что в существенной части крупных муниципалитетов жизнь людей протекает по меньшей мере в пяти относительно независимых «пространствах»:
1.      пространство отношений местных жителей с подразделениями органов государственной власти, инспекциями, контролями, службами и проч., в особенности с милицией;
2.      пространство отношений местных жителей с муниципальными органами власти;
3.      пространство отношений местной власти с органами государственной власти, размещенными в муниципалитетах (территориальными управлениями, комитетами);
4.      пространство отношений между органами местной власти и внешними инвесторами;
5.      пространство отношений местных жителей с предпринимателями, не являющимися местными жителями, внешними инвесторами;
У нас как исследователей не было ни ресурсов, ни полномочий для более-менее пристального наблюдения за тем, что происходит в этих пространствах. Однако, рискуя ошибаться, мы, тем не менее, попытались составить свое мнение о содержании таких отношений.

Отношения между органами местной власти и населением совершенно различны у разных групп населения. Люди, которых мы относим к активному населению (предприниматели, квалифицированные специалисты, общественные активнисты), достаточно информированы о структуре муниципальной власти и о тех, кто там работает, оценивая их в терминах «плохие» и «хорошие». Люди, которых мы относим к пассивному населению (пенсионеры, бюджетники-служащие, неработающие, каких сейчас немало), как правило, не различают муниципальную и государственную власти, не отличает органы местной власти от органов государственной власти, не всегда знают своих начальников, априори оценивая их как «плохих», а их деятельность считая неэффективной.

Отношения между местными жителями и подразделениями органов государственной власти во многом персонифицированы, то есть государственные служащие и работающие по найму в подразделениях государственных органов воспринимаются активными жителями муниципалитетов как люди, с которыми либо установлены отношения, позволяющие «решать проблемы», либо такие отношения не установлены и проблемы возникают именно в связи с отсутствием приватных отношений.
Например, упомянутый уже мэр одного из городов Тверской области держит под контролем местный бизнес, «ему принадлежит полгорода, непосредственно или через подставных лиц, а неугодных предпринимателей он ущемляет, мои родственники хотели открыть магазин , но легче сделать это в Питере. Потому многие заведения закрываются». (из интервью со служащим гостиницы).
Отношения между местной властью и подразделениями органов государственной власти, расположенными в данном муниципалитете, практически не формализованы. Ни в одном из семи десятков обследованных за последние три года муниципалитетов не было открытого (для нас) списка подразделений органов государственной власти и их сотрудников, и практически ни в одном случае не удалось добиться, чтобы местные чиновники представили нас, исследователей, государственным служащим или специалистам, работающим по найму в государственных учреждениях и организациях.

Тем не менее, местные и государственные чиновники «лично» всегда оказываются знакомыми и «решают проблемы» по телефону или в непосредственном общении. То есть, и здесь присутствует гражданское общество служивых людей.
Отношения между органами местной власти и внешними инвесторами в нашем случае были практически закрыты для наблюдения и исследования. Хотя местные жители и чиновники в «откровенных» разговорах рассказывают самые разные слухи и предположения, из которых следует, что внешние инвесторы не входят в местное гражданское общество служивых людей и «решают проблемы» какими-то другими способами.

Муниципальная власть как ответственный соучастник распила бюджета

Законом 131-ФЗ было проведено разделение полномочий между региональными органами власти и местным самоуправлением, определены источники формирования и формы распоряжения местными бюджетами. На местные органы власти была возложена обязанность частичного выполнения государственных социальных обязательств в области образования, здравоохранения, культуры и многих других — за счет средств, выделяемых регионами на соответствующие цели, так как источники доходов местных бюджетов не позволяют этого делать.

Наши исследования показали, что бумажная гладкость и немецкая логичность реформаторов завели страну в очередной социальный тупик, из которого россияне – как всегда происходит с реформаторскими инициативами власти – нашли бы выход, если бы не финансово-экономический кризис. Дело в том, что функционирование муниципальной власти по сути есть лишь участие в распределение средств федерального и регионального бюджетов. Исчерпание средств этих бюджетов вызовет неизбежно сбои в выполнении муниципалитетами государственных социальных обязательств, вина за которые будет возложена именно на муниципалитеты по той же самой логике, по которой федеральные власти делегировали ответственность за нейтрализацию социальной напряженности в регионах на губернские власти.

Однако местная власть и местные бюджеты не имеют ни ресурсов, ни полномочий для решения проблем социальной стабильности. Пополнение средств местных бюджетов должно было осуществляться за счет предпринимательской активности населения. Однако активное население, как подчеркивалось выше, старается обычно (есть, как видим, исключения) держаться подальше от муниципальной власти, от ее выборов и от попыток стимулирования предпринимательства.
Предпринимательская активность населения «уходит в тень», формируя локальные теневые экономики. Эти местные «бизнесы выживания» во многом нейтрализуют угрозы, связанные с тем, что местные органы власти не могут выполнить возложенные на них государственные социальные обязательства. Однако они, в силу своего статуса, не могут служит основой для расширенного воспроизводства, накапливая и инвестируя капиталы.

продолжение  следует





?

Log in

No account? Create an account