sophya_sib

Обнажаю суть вещей

Previous Entry Share Next Entry
В страшной моде Господин доллар , где душу сдали за ненадобностью под смордяковщину - С. Есенин
sophya_sib
К 120-летию со дня рождения Сергея Есенина посвящается.

Поездка Есенина в страны Западной Европы и в США (май 1922 - август 1923 г.г.) заставила его о многом задуматься. Из мира, где «в страшной моде Господин доллар», где душу «сдали за ненадобностью под смордяковщину», он яснее увидел смысл преобразований в Советской России. «…Жизнь не здесь, а у нас" - со всей определенностью писал он из Германии своему московскому другу. За рубежом ему не работалось. А то, что ложилось на бумагу, было внутренне связано с воспоминаниями об отчей земле. Он мог бы повторить стихи Некрасова:

"Не небесам чужой отчизны -

Я ᴨȇсни родине слагал! "

Такой «ᴨȇсней родине», Советской России стал монолог комиссара Рассветова из неоконченной драматической поэмы «Страна негодяев», набросанной в Америке. В «Стальной» Америке капитализм опустошил душу человека, поставив важно всем доллар, наживу. Мир стяжательства, чистогана породил предприимчивых дельцов, бизнесменов.

Эти люди - гнилая рыба

Вся Америка - жадная пасть.

Но Россия…. Вот это глыба…..

Лишь бы только Советская власть.

В «стальной» России Советская власть, социализм возвысят человека, ибо во имя его счастья и строится новая жизнь - «в республике будет, что кому надо». Поэту явно по душе комиссар Рассветов, убежденный коммуʜᴎϲт, собранный, волевой человек, знающий, что он отстаивает, за что борется. Ему нравилось, что «бывшие» считали его «агентом большевиков», «красным пропагандистом», «сотрудником Чека». За границей был сделан решительный шаг к тому, чтобы прочь отогнать «черного человека». Отогнать зловещее порождение «Москвы кабацкой», душевной сумятицы, трагических заблуждений. В раздумьях о родной земле, своей жизни его «сердце напилось кровь отрезвляющею брагой». Первыми словами, которые он сказал дома, были: «Доволен больше всего тем, что вернулся в Советскую Россию».

Калифорния – это мечта
Всех пропойц и неумных бродяг.

Тот, кто глуп или мыслить устал,
Прозябает в ее краях.
Эти люди – гнилая рыба.
Вся Америка – жадная пасть
,

(,,,)
Вместо наших глухих раздолий
Там, на каждой почти полосе,
Перерезано рельсами поле
С цепью каменных рек шоссе.
И по каменным рекам без пыли,
И по рельсам без стона шпал
И экспрессы и автомобили
От разбега в бензинном мыле
Мчат, секундой считая долла́р.

Места нет здесь мечтам и химерам,
Отшумела тех лет пора.
Все курьеры, курьеры, курьеры,*
Маклера, маклера, маклера…
От еврея и до китайца,
Проходимец и джентельмен –
Все в единой графе считаются
Одинаково – bisnes men.

На цилиндры, шапо и кепи
Дождик акций свистит и льет.
Вот где вам мировые цепи,
Вот где вам мировое жулье.

Если хочешь здесь душу выржать,
То сочтут: или глуп, или пьян.
Вот она – Мировая Биржа!
Вот они – подлецы всех стран.
(С.Есенин. Отрывок из очерков об Америке "Железный Миргород")


Тот, кто знает Америку по Нью-Йорку и Чикаго, тот знает только праздничную или, так сказать, выставочную Америку.
Нью-Йорк и Чикаго есть не что иное, как достижения в производственном искусстве. Чем дальше вглубь, к Калифорнии, впечатление громоздкости исчезает: перед глазами бегут равнины с жиденькими лесами и (увы, страшно похоже на Россию!) маленькие деревянные селения негров. Города становятся похожими на европейские, с той лишь разницей, что если в Европе чисто, то в Америке все взрыто и навалено как попало, как бывает при постройках. Страна все строит и строит.
Черные люди занимаются земледелием и отхожим промыслом. Язык у них американский. Быт -- под американцев. Выходцы из Африки, они сохранили в себе лишь некоторые инстинктивные выражения своего народа в песнях и танцах. В этом они оказали огромнейшее влияние на мюзик-холльный мир Америки. Американский фокстрот есть не что иное, как разжиженный национальный танец негров. В остальном негры -- народ довольно примитивный, с весьма необузданными нравами. Сами американцы -- народ тоже весьма примитивный со стороны внутренней культуры.
Владычество доллара съело в них все стремления к каким-либо сложным вопросам. Американец всецело погружается в "Business"* и остального знать не желает. Искусство Америки на самой низшей ступени развития. Там до сих пор остается неразрешенным вопрос: нравственно или безнравственно поставить памятник Эдгару По. Все это свидетельствует о том, что американцы -- народ весьма молодой и не вполне сложившийся. Та громадная культура машин, которая создала славу Америке, есть только результат работы индустриальных творцов и ничуть не похожа на органическое выявление гения народа. Народ Америки -- только честный исполнитель заданных ему чертежей и их последователь. Если говорить о культуре электричества, то всякое зрение упрется в этой области в фигуру Эдисона. Он есть сердце этой страны. Если бы не было этого гениального человека в эти годы, то культура радио и электричества могла бы появиться гораздо позже, и Америка не была бы столь величественной, как сейчас.
Со стороны внешнего впечатления в Америке есть замечательные курьезы. Так, например, американский полисмен одет под русского городового, только с другими кантами.
Этот курьез объясняется, вероятно, тем, что мануфактурная промышленность сосредоточилась главным образом в руках эмигрантов из России. Наши сородичи, видно, из тоски по родине, нарядили полисмена в знакомый им вид формы.
Для русского уха и глаза вообще Америка, а главным образом Нью-Йорк, -- немного с кровью Одессы и западных областей. Нью-Йорк на 30 процентов еврейский город. Евреев главным образом загнала туда нужда скитальчества из-за погромов. В Нью-Йорке они осели довольно прочно и имеют свою жаргонную культуру, которая ширится все больше и больше. У них есть свои поэты, свои прозаики и свои театры. От лица их литературы мы имеем несколько имен мировой величины. В поэзии сейчас на мировой рынок выдвигается с весьма крупным талантом Мани-Лейб.
Мани-Лейб -- уроженец Черниговской губ. Россию он оставил лет 20 назад. Сейчас ему 38. Он тяжко пробивал себе дорогу в жизни сапожным ремеслом и лишь в последние годы получил возможность существовать на оплату за свое искусство.
Переводами на жаргон он ознакомил американских евреев с русской поэзией от Пушкина до наших дней и тщательно выдвигает молодых жаргонистов с довольно красивыми талантами от периода Гофштейна до Маркиша. Здесь есть стержни и есть культура.
В специфически американской среде -- отсутствие всякого присутствия.
Свет иногда бывает страшен. Море огня с Бродвея освещает в Нью-Йорке толпы продажных и беспринципных журналистов. У нас таких и на порог не пускают, несмотря на то что мы живем чуть ли не при керосиновых лампах, а зачастую и совсем без огня.
Сила железобетона, громада зданий стеснили мозг американца и сузили его зрение. Нравы американцев напоминают незабвенной гоголевской памяти нравы Ивана Ивановича и Ивана Никифоровича.
Как у последних не было города лучше Полтавы, так и у первых нет лучше и культурней страны, чем Америка.
-- Слушайте, -- говорил мне один американец, -- я знаю Европу. Не спорьте со мною. Я изъездил Италию и Грецию. Я видел Парфенон. Но все это для меня не ново. Знаете ли вы, что в штате Теннесси у нас есть Парфенон гораздо новей и лучше?
От таких слов и смеяться и плакать хочется. Эти слова замечательно характеризуют Америку во всем, что составляет ее культуру внутреннюю. Европа курит и бросает, Америка подбирает окурки, но из этих окурков растет что-то грандиозное.




  • 1
Отлично написано. Я и не знал, что Есенин такое писал!

Да, актуально и сегодня звучат его раздумья...

Ничего не меняется в Америках

  • 1
?

Log in

No account? Create an account