sophya_sib

Обнажаю суть вещей

Previous Entry Share Next Entry
Каковы же реальные результаты перестройки образования в «эпоху Фурсенко»?
sophya_sib

Расхожая  фраза бывшего министра образования:
«Недостатком советской системы образования была попытка формирования Человека-творца, а сейчас наша задача заключается в том, что вырастить квалифицированного потребителя».

А.А. Фурсенко


В следующей главе книги О.Четвериковой -  "Разрушение будущего.  Кто и как уничтожает суверенное образование в России», она очень точно раскрывает весь смысл фразы, чиновника, который задал вектор не развития человека и   определяющей характер проводимых реформ, которые продолжаются и по сей день, несмотря на протесты граждан России.
Человек - потребитель обустраивает и мир под свои потребности, выдвигает своих представителей во власть, инициирует законы ... Если человек подобие божие, то по Фурсенко это уже не человек, а человекоподобное существо, животное.
С божественной точки зрения такой человек обретает совершенное бессмысленное и вредное существование на планете Земля, а это очевидно крах человеческой цивилизации, т.к. все это противоречит природе Человека, разрушает его и это важно понимать.  Насколько изощренно действуют разрушители, якобы с благими намерениями и заботой о ребенке, настолько нам надо разбираться в этом и противостоять проводимым реформам: родителям, педагогам и общественности.


Ольга Четверикова.

Ядовитые плоды «эпохи Фурсенко»
http://www.e-reading.by/bookreader.php/1038284/Chetverikova_-_Razrushenie__buduschego.html

«Достижения» Министерства образования и науки в период пребывания во главе его А.А.Фурсенко (2004-2012) хорошо известны.
Это резкое сокращение обязательной программы (что позволял ФГОС) и перевод части предметов на платную основу, произошедшее в результате принятия закона № 83-ФЗ 201076, согласно которому большая часть бюджетных учреждений была переведена на систему госзаказов и перестала получать обязательное государственное финансирование.

Госбюджетные и муниципальные организации (медицина, образование, наука) превратились в некие коммерческие структуры, перейдя на самофинансирование. Поощрение же при этом многообразия учебников и подходов (в рамках обязательных предметов) внесло полную путаницу в процесс обучения, дезориентировав учителей, учащихся и родителей.


Это внедрение ЕГЭ, который по мере того, как уходили прежние директора школ и ректоры ВУЗов, получил возможность быть утверждённым в качестве обязательного, что и произошло в 2009 г. Выхолостив смысловую часть российского образования, он превратил его в профанацию, натаскивание на безграмотные тесты.

Это перестройка вузов в соответствии с требованиями коммерциализации и конкурентоспособности, обусловленная присоединением России к Болонской системе в 2003 г. Показательно, что координировать реализацию основных задач в соответствии с Болонской декларацией было поручено НФПК (который, вспомним, создавался как «операционно-бухгалтерская дирекция» по управлению средствами от МБРР)77.

Именно на основе базовых принципов Болонского процесса и создавалось новое поколение образовательных стандартов с их ориентацией на компетенции и с обязательным подключением к их разработке профессиональных объединений работодателей. В соответствии с этим началась трансформация вузовских структур, переделка образовательных программ, нормативной базы и самой практики преподавания с точки зрения их гибкости и совместимости с потребностями европейского рынка труда78.



Болонский процесс имеет свою разветвлённую систему управления. Высшим органом, принимающим решения, выступает совещание министров образования стран-участниц, которое собирается раз в два года, а между совещаниями руководящим органом является Болонская рабочая группа (Bologna Follow-Up Group), в которую входят по 2-3 представителя каждой страны. Председательствует в ней представитель той страны, которая в данный период председательствует и в ЕС.
В марте 2010 г. на конференции «Будапешт-Вена» (10-летний юбилей Болонского процесса) было объявлено, что цель, поставленная Болонской декларацией, – создание Еевропейского пространства высшего образования (ЕПВО) - выполнена, и теперь поставлена новая задача: «продвижение ЕПВО в глобальном пространстве» (Global Promotion Project)79. Это значит, что инновационные методы, исследования, открытость, мобильность, финансирование должны определяться требованиями глобального рынка труда, то есть транснационального бизнеса.
На транснационализацию систем образования работают многие организации, среди которых Управленческий комитет СЕ по Высшему образованию и исследованиям, Интернационал Образования (который, в частности, борется со всеми формами расизма и предубеждения в образовании и обществе, основанных на гендерной принадлежности, сексуальной ориентациии т.д.)80, а также Европейский центр за высшее образование (ЮНЕСКО), болонские семинары и т.д.

Каковы же реальные результаты перестройки образования в «эпоху Фурсенко»?

Она нанесла сильнейший удар по исторической и культурной преемственности русской школы, в результате которого произошла деформация или утрата исторической памяти и русской самобытности, смена русского менталитета и изменение общественного сознания.

Резкое падение уровня образования и его качества (под видом его повышения) привело к оглуплению и культурно-психологической примитивизации молодёжи, формированию «осколочного», «фрагментарного» мышления, крайне узкого взгляда на жизнь, ориентированного на приспособление и поиск успеха (в соответствии с известной установкой А.Фурсенко формировать «квалифицированных потребителей»). В итоге катастрофически быстро сокращается число людей, умеющих аналитически и масштабно мыслить, а уж тем более способных подняться до уровня осмысления государственных интересов.


Особенно же сильно на детях и молодёжи сказалось применение «новейших» образовательных экспериментальных психопрактик с использованием НЛП и других изменяющих сознание методик и концепций «инновационной» педагогики, направленных на дерационализацию сознания и внедрение мировоззренческого и нравственного релятивизма.

Это соответствует установке А.Адамского творить «собственный моральный кодекс», которая удивительно созвучна принципу «твори свою волю, таков да будет весь закон» сатаниста Аристеля Кроули. Данные инновации способствуют массовому распространению оккультизма, поощряемого соответствующей литературой, продукцией в основном американской голливудской киноиндустрии, компьютерными играми, музыкой, и т.д., что делает молодёжь легко манипулируемой и подверженной влиянию со стороны специалистов по «управляемому
хаосу».

Коммерциализация образования привела к расширению неравенства возможностей и к закрытию доступа к обучению для большой части молодёжи и её маргинализации.

В итоге внутри неё складываются замкнутые сообщества и группы, не связанные между собой какими-либо общими интересами, в результате чего происходит фрагментация и расслоение самого общества.

Отсутствие реального сектора экономики резко усугубляет проблему безработицы среди не учащейся молодёжи, которая, по данным Росстата, в 2013 г. составила среди молодёжи 15-24 лет 14,8%, а среди 15-19 лет - 29,2%81.



Особенно глубокая трансформация происходит в системе высшего образования в результате его переориентирования на рынок научно-инновационных и образовательных услуг.

Эта общая перестройка университетской системы в условиях утверждения информационного общества хорошо описана в книге Билла Ридингса


«Университет в руинах».
Здесь показан процесс умирания классических университетов с их установкой на развитие горизонтальных связей «профессор-студент» и «научное исследование – преподавание» в целях получения нового знания и утверждение вместо этого университетов с установкой на формальную технологизацию этого знания, где ректор-учёный сменяется ректором-администратором во главе «академического менеджмента».


«Горизонталь классического университета превратилась в вертикаль, в которой студенты и профессора заняли подножие пирамиды, а «академический менеджмент» занят репродукцией … технологической эффективности, оцениваемой в пиар-индикаторах и маркетинговых рейтингах, позволяющих университету войти в глобальный рынок инновационно-образовательных услуг и зарабатывать деньги. Университет превратился в транснациональную бизнес-корпорацию, которую больше не интересует национальная культура и национальное государство, а лишь некие абстрактные «ценности», производимые фактически для собственного использования»82.

Как пишет Ридингс, «подобно бирже Университет является местом самопознания капитала, он позволяет капиталу не просто управлять рисками или разнообразием, но извлекать из этого управления добавочную стоимость. В случае Университета данное извлечение является результатом спекуляции на разнице в информации»83.


Чтобы получить определённый статус на рынке научно-инновационных и образовательных услуг и произвести «капитализацию» интеллектуального и «человеческого капитала», вузам нужны исключительно формальные показатели. Следствием такой гипертрофированной установки на стандартизацию и регламентацию стало повышение роли всех видов отчётности, приобретающей самодовлеющий характер.

Это привёло к всеобъемлющей бюрократизации образовательной сферы, представляющей собой общемировую тенденцию. Концентрация на формальной стороне образовательного процесса за счёт содержательной привела к ухудшению качества образования и к такому усилению власти клерков и чиновников – «академического менеджмента», которое оборачивается её произволом.

Педагоги и преподаватели оказываются всё более бесправными и подконтрольными, что особенно усилилось в связи с введением видеонаблюдения в учебных заведениях, позволяющего организовать видеозапись в режиме реального времени через интернет.

Всё это ведёт к существенному обесценению интеллектуального фактора и, самое главное, значимости личности в процессе образования, поскольку преподаватель или научный сотрудник всё больше воспринимается в качестве абстрактной обезличенной фигуры.


К числу наиболее негативных проявлений бюрократизации относятся также имитации инновационной деятельности, выражающиеся в демонстрации якобы достигнутых высоких результатов и превратившиеся уже в универсальные практики в российском обществе. Как пишут наши исследователи, «имитационные практики изначально антиинеллектуальны, поскольку, во-первых, ориентированы на упрощение реальных процессов, а потому изначально исключают интеллектуальный и человеческий фактор, как необходимое требование к их участникам.

Право на интеллект сохраняется в данном случае лишь за сценаристами имитаций. Во-вторых, имитации манипулятивны по своей форме, поскольку предполагают скрытое управление сознанием объекта, дающее инициаторам односторонние преимущества.

Мы полагаем, что проблема бюрократизации является универсальной не только для образования, но отражает общую линию социокультурного развития России и, в конечном итоге, всей современной цивилизации. Эта линия может быть определена как превращение бюрократической субкультуры из субкультуры одного, хотя и довольно влиятельного профессионального сообщества, в культурный мейнстрим постиндустриальной цивилизации»84.



продолжение следует





?

Log in

No account? Create an account